October 28th, 2010

мигалкоф

Уважаемый Владислав Юрьевич!

Вот сегодня что то вспомнили про 31-е. Вроде уже на носу. А вы взяли и свинью подложили. Такое зрелище испортили. Вот скажите, когда еще в России, кроме революций, пожалуй, была такая веселуха? Тысячи милиционеров, сотни камер, пресса, тысячи демонстрантов и, САМОЕ ГЛАВНОЕ, спрессованные на маленькой Триумфальной площади. Как вы знаете из школьного курса химии, если газ сжимать, то его температура повышается. Точно так же повышалась температура толпы на Триумфальной.

ОМОНовцы задерживали всех без разбора, демонстранты отбивали тех, кого ОМОН пытался задерживать, молодые милиционеры стройными рядами безуспешно разбивали ряды собравшихся. То и дело в воздух летели листовки, лица людей были напряжены, но, в то же самое время, спокойны. "Россия без Путина", "Граждане, освободите улицу для прохода граждан", "Путяра пшел вон", все эти лозунги родила Триумфальная.

Триумфальная родила Себастьяна Перейру и Жемчужного Прапорщика, даже несмотря на то, что последний был в Питере. "Стратегия 31" родила "хорьков" и новые методы противодействия действиям милиции. Милиция быстро сориентировалась и родила "космонавтов". Вот это была картинка...

А что делать тем, кто сдавал квартиры с видом на Триумфальную журналистам за какие то безумные деньги, на которые можно было безбедно жить на Гоа два месяца, прямо до следующего 31-го. А июль и август для таких арендодателей были такими хлебными месяцами, ведь 31-е было аж два месяца подряд и можно было пожить два месяца не на Гоа, а на Ривьере.

Только чего стоит креатив ваших коллег, которые устраивали "День донора". Вы, наверное, специально подобрали участников Дня донора - бледных, вялых и молчаливых. Чтобы всем было понятно, что кровь они уже сдали и больше уже нет. И ведь только изощренный ум мог придумать поставить в звуковую дорожку для Дня Донора Виктора Цоя. А замечательные гонки стритрейсеров вокруг Маяковского - это же был просто шедевр. Я получил колоссальное удовольствие от этого замечательного антуража - Триумфальная в дыму, визг резины, рев моторов и "Долой власть чекистов", великое смешение милиции и народа, уже непонятно, кто есть кто, кто провокатор, кто нацбол, кто омоновец, кто журналист, кто донор, а кто стритрейсер.

Потрясающее по накалу страстей зрелище сравнимо только с финалом чемпионата мира Россия-Аргентина, когда до последней минуты непонятно, кто победит, вся страна пьет водку с валерьянкой и закусывает салфетками. Но это происходило в Москве не раз в тысячелетие, а каждые два месяца.

А чего стоит ожидание около ОВД попавших в руки "космонавтов" граждан, которые мешали проходу граждан? Сотни, тысячи звонков "- меня отвезли в Басманное, а тебя? - а меня в Мещанское. - а где Вася? Его задержали? -нет! - ну в следующий то раз не отвертится!". :) А организация развоза граждан другими гражданами в связи с тем, что чей то изощренный мозг придумал отпускать задержанных граждан через 5 минут после закрытия метро...

А чего стоят поломанные руки, разбитые камеры и сломанные очки в больших количествах? Ведь весь рунет следующие два месяца обсуждал, накажут или не накажут, кто сломал, купил ли себе Лимонов новые очки и фотографии zyalt как задерживали Немцова... Все искали жемчужных прапорщиков и хорьков, утренние эфиры радиостанций начинались с ободряющих новостей и комментариев пресс служб правоохранительных органов. Все были заняты делом, увлекательным делом, все боролись со всеми, а вы...

Эх...

Вот зачем вы согласовали эту акцию? Ради чего? Ведь теперь все пройдет в духе Болотной площади. Рамки, загон, 10 милиционеров, группа Ленинград на другом берегу Триумфальной...

Хочу закончить выдержкой из Кира Булычева. Думаю, что вы поймете :)

"– Мы, люди, – сказал Батыев, – привыкли жить в борьбе. Все, что сделано вокруг, – Батыев обвел рукой окрестности: недостроенное здание общежития, мусорную свалку, трубу, из которой лилась в реку вонючая жидкость, замусоренный пляж, – все добыто в труде и бою. Мы боремся с природой, мы выигрываем и проигрываем битвы за урожай, мы боремся даже за товарищеское отношение к женщинам. Что же ты, пришелец, нам предлагаешь? Разоружиться? Опустить руки? Нет! Мы не сдадимся на милость прогресса, мы сами придем к высотам. И в этом есть великий гуманизм."