September 24th, 2010

мигалкоф

Пресс-конференция ФАР. Выступление Константина Шутова

КОгда только началось расследование, было понятно, чем оно закончится. Понятно, что будет закончено следствие, никто не поверит. Давайте предложим такой вариант: по окончанию расследования, ФАР или скажем Общественная палата сформируют группу из трех независимых экспертов. В России найти трех независимых и не ангажированных людей, компетентность и профессионализм которых не будут вызывать ни у кого сомнения в общем то не сложно. И этим людям ГУВД даст ознакомиться со всеми материалами следствия. Они эти материалы почитают и ответят всего на два вопроса:
- полно или не полно проведено расследование
- убедительны или не убедительны его выводы.

С таким предложением ФАР выступила, но понимание и поддержку это предложение не нашло. Но что то выложили. Поэтому можно о оценке результатов расследования говорить в двух аспектах: что в деле есть и чего в деле нет. По первой части. Что в деле есть, что выложили, что показали. Мы безусловно приветствуем тот факт, что впервые в России по громкому резонансному делу были выложены материалы расследования. Но сразу возникает вопрос, что эти материалы расследования были выложены бессистемно. Сложно понять, по какому принципу они отбирались, потому что показания некоторых свидетелей цитируются, но не все выложены. И если смотреть на постановление о прекращении уголовного дела, на те показания, которые есть, первый вопрос, который возникает, сразу обращает на себя внимание, что даже по такому громкому делу, которое находится на контроле у Президента, следствие не смогло обеспечить даже видимость объективного беспристрастного расследвоания. Даже видимость. Любой человек, даже отдаленно знакомый со следствием, читая эти материалы видит, насколько доводы, выводы притянуты откровенно за уши. И самое интересное, что материалы, которые свидетельствуют о том, что выводы притянуты за уши, тут же выложены. Достаточно просто взять и сопоставить.

Первое, по поводу скорости. Пишет следователь: "Мерседес ехал со скоростью 35 км/ч". Читаем заключение сервисного центра. Во-первых, ехал Мерседес не со скоростью 35 кмч, а в интервале 35-45 кмч, и то за эту скорость они не ручаются, что это примерно, и о достоверности они не берутся судить. Смотрите, следователь сразу берет нижнюю планку и говорит об этом, как об уже установленном железном факте. Хотя судя по заключению это не факт и далеко не железный.

Далее. По поводу скорости Ситроена. Вот заключение. В нем написано, что скорость 75 кмч и тут же пишет "мы не можем оценить точность и надежность данной информации о скорости". Все. Это бумажка. Это никакое не доказательство ни о чем. Раз они сами говорят, что ни за точность ни за надежность они не ручаются. Но следователь эту цифру берет и пишет это как подтвержденный факт.

Ну и дальше, если разбирать само постановление, на чем строятся выводы следствия. Всего наблюдали факт ДТП пять человек, причем никто из них момент ДТП толком не видел. Три свидетеля условно за позицию Мерседеса, два против. Противоречие между ними следствие не устраняет. Если оценивать показания свидетелей со стороны Мерседеса, то первый свидетель наблюдал ДТП, как он пишет "в зеркало заднего вида". Возникает вопрос: много ли можно рассмотреть в зеркало заднего вида в движущейся на скорости 70 кмч машине? Вряд ли что то можно увидеть достаточно обстоятельно. Причем даже по нему видно, что следователи выдергивают нужные факты из показаний, а ненужные опускают. Возникает первый вопрос: а три свидетеля, которые условно говоря со стороны Мерседеса, все были на служебных машинах. Первый свидетель даже не остановился. Уже возникает вопрос: а был ли он там вообще? На видеосъемке он себя нашел. Хотя опять же съемка такого качества, что марку машины тяжело опознать, и говорить о надежности такого опознания, скажем, весьма сложно. Далее, следующий свидетель, показания которого следователь использует, пишет: "большей частью своего кузова Мерседес находился на разделительной полосе". Следователь все воспроизвел, кроме этого обстоятельства. Это обстоятельство он почему то не записал. Смотрите, даже сопоставляя невооруженным глазом видно, что выдергиваются только нужные факты, те, которые укладываются в те рамки, которые следствие изначально для себя наметило. Все что нет, отметается как недостоверное.

Вопрос с видеокамерами наблюдения вообще не отработан. В деле есть многочисленные запросы, но что такое запрос? У нас в России нет ответственности за непредоставление или укрывательство доказательств. То есть люди, которые отвечают на эти запросы, за их достоверность ровным счетом никакой ответственности не несут. Понятно, что схема расположения камер ФСО скорее всего засекречена и никто ее следователю ГУВД не даст. Они отпиской ответили, а что там было на самом деле никто не проверял. То же самое касается Генштаба. Но коммерческие организации можно было проверить? Упоминание есть, что сотрудники милиции ходили проверяли. Но ни одного протокола выемки нет. А что такое запрос? Они пишут запрос "Есть у вас сведения?". Те пишут: "Нет сведений". Кто это? Кто ручается за достоверность непонятно.

Далее. Объективность самого следствия. Меня удивил факт, что когда следователю Логойко поручили это дело, он на этот момент находился под проверкой! На него написали заявление, что он вымогал взятку в 1 миллион рублей. Это я лично от него услышал. Без относительно к тому, подтвердились или не подтвердились эти факты, говорить после этого о независимости следствия и следователя совсем не приходится. В таком громком, резонансном деле следователь, как жена Цезаря, должен быть вообще без всяких подозрений.

По поводу того, кому поручили проводить экспертизу. Экспертизу проводил экспертный центр самого ГУВД. Но в МОскве полно организаций, которые могут качественно сделать автотехническую экспертизу. При этом они не находятся в состоянии служебного подчинения от органа, который ведет расследование. Тоесть у нас получается, что и следователь, и эксперт работают в одной организации: в ГУВД города Москвы. Независимость этой экспертизы под очень большим вопросом. Хотя бы видимость можно было бы сделать, каким то экспертам сторонним, пусть они делают экспертизу. И сама экспертиза - маловразумительная. Что пишут эксперты, если продраться через тот сложный слог, которым они пишут? Первое: место столкновения они так и не смогли определить. Далее что они пишут: что показания водителя мерседеса в части места и механизма столкновения не подтверждаются экспертным путем. После этого, как минимум, надо было делать еще одну экспертизу. А лучше пару.

Когда пресс конференция была в марте, ФАР собирал, поднимался вопрос: если есть свидетели ДТП, которые что то видели они могут обратиться и мы обеспечим адвокатское сопровождение. У нас по закону каждый свидетель может явиться со своим адвокатом. Который будет смотреть за тем, чтобы не было давления, чтобы его показания были точно записаны, так как он говорит. Один свидетель к Сергею обратился и попросил, чтобы его сопровождали. Я с ним ходил к Логойко на допрос. И со стороны смотрел на методику проведения следственных действий в виде допроса. Мне показалось, что Логойко никакого интереса не проявил, допрашивал крайне поверхностно, свидетель для него был по большому счету неудобный, поскольку говорил не то, на что было настроено следствие. И многих вопросов не задал, которые надо было задать. Хотя бы видимость можно было создать, профессионального интереса, объективности, тщательности, спросить все вопросы, которые надо спросить. Не было этого близко.

Поэтому, если в целом оценивать то, что выложили, это слишком тенденциозно и необъективно. Все доказательства, которые противоречат официальной версии следствия, отметаются, как недостоверные. Все показания, которые ложатся на версию следствия, принимаются на веру. По материалам неясно, пробивались ли свидетели каким то образом, были ли на том месте, это несложно сделать, но об этом упоминаний нет. И самое главное, что больше всего возмущает, следователь хорошо пишет в уголовном деле, что выводы о виновности лица не могут быть основаны на предположениях. Это когда он пишет о предполагаемой виновности водителя Мерседеса Картаева. И дальше, когда он переходит к Ситроену, если скажем, принять точку зрения следствия, что Александрина оказалась на встречной полосе, не очень понятно, как она там оказалась. Может она потеряла управление, может ее кто то подрезал, но следователь не сомневаясь пишет спокойно, что она нарушила такой то пункт, что по материалам совершенно неясно и объявляет ее виновной и, в то же время пишет, что выводы не могут быть построены на предположениях. Нет, оказывается спокойно строятся.

Но после этого, любой человек, который не обладает специальными познаниями, достаточно сверить, сделает вывод, что выводы следствия притянуты за уши. Чтобы не говорили, что эксперты в этих вещах не понимают, у меня стаж по юридической специальности 15 лет, я работал следователем в транспортной прокуратуре, закончил аспирантуру, в 2000 году защитил кандидатскую диссертацию по уголовному праву и 14 лет занимаюсь адвокатской практикой.
мигалкоф

Пресс-конференция ФАР. Выступление Юрия Антипова

Это блестящее выступление независимого эксперта, который разносит следствие в пух и прах. Чего стоит только то, что следствие пошло на подделку доказательств и предоставило "видео-фотошоп": видеозапись, где место аварии закрыто рекламным щитом сделана 23-го февраля.

Смотрите, стенограмма будет готова чуть позже (стенограмма будет тут: petunder).

UPD: для тех, кому лениво смотреть видео: 1. Разделительная полоса на видео очень, очень грязная. На съемках места ДТП разделительная полоса ну совсем чуть чуть грязная. За 2 часа она самоочиститься не могла ну никак.

2. Ветер. На съемках с места ДТП и по метеосводкам видно, что дул довольно сильный ветер в северном-северовосточном направлении. Шел мокрый снег с дождем (см. сюда: архив погоды, надо выбрать дату). На видео с камеры наблюдения видно, что ветра практически нет или чуть чуть дует ветер в западном направлении. Посмотрите по выхлопу автомобилей. Смотрим архив погоды и видим, что 23-го февраля в период с 06-00 до 09-00 был штиль, который далее перешел в слабый ветер западного направления.

3. Наличие свежего белого снега на проезжающих машинах (на видеозаписи с камеры наблюдения). Если вы автомобилист, то поймете, что если два дня стоит погода 0 градусов и нет снега, а утром идет снег с дождем, то на вашем авто ну никак не образуется белый (!) снег. Его вообще не будет, или он будет черным, грязным. А на видео, представленном ГУВД, видно, что на машинах наличествует БЕЛЫЙ снег, свежий. Смотрим, когда же шел снегопад (по той же ссылке выше) и видим, что снег шел 22 февраля весь вечер. Соответственно и грязная разделительная соответствует своему состоянию после снегопада. Трассу полили, а грязь со снегом собралась на разделительной. в день аварии же шел практически дождь и грязь с разделительной наоборот смыло.




видео by barsyaka

мигалкоф

Трунову вставляют палки в колеса по ДТП на Ленинском

Что и следовало ожидать. Коротко предыстория. Родственники погибших подали жалобу в печально известный Тверской суд на тему возобновления расследования по ДТП на Ленинском проспекте. Жалобу приняли, но рассматривать не стали, так как дело находилось в Генпрокуратуре. Теперь дело приехало оттудова в суд, в деле оказывается 4 тома (!!! вспомните, сколько материалов ГУВД опубликовало у себя на сайте? Даже на полтома не потянет). Так вот, Трунову и родственникам предложили знакомиться с материалами в коридоре, при этом не фотографировать их и не копировать, так как, видите ли, это им должен разрешить делать следователь. Но дело то закрыто !!! и следователя в деле уже нет, так как оно закрыто и следствия не ведется!!! Но, несмотря на это, Трунову и родственникам откопировать дело не дали и послали писать жалобы в Спортлото.

Понятно, чего боятся все эти товарищи - дело проведено крайне безграмотно, тенденциозно и все эти ляпы, в случае появления дела в открытом доступе, сразу всплывут. Поэтому ставлю бутылку вина на то, что с Трунова и родственников возьмут 55 расписок с угрозами покарать их, если об этих документах станет известно широкой общественности.